Форма обратной связи
Ваше имя*
Ваш E-mail*
Сообщение*
Защита от автоматических сообщений
CAPTCHA
Введите слово на картинке*
 
Титульная страница / Новости / Новость от 28 Июля 2017

Увлеченный человек

28 Июля 2017

Увлеченный человек
Корреспондент газеты «Красное Знамя» В. Павлов встретился и побеседовал с главой К(Ф)Х из Новой Таволжанки Николаем Ивановичем Унковским.
«Сейчас Николая Ивановича Унковского - главу крестьянско-фермерского хозяйства из Новой Таволжанки - знают не только в районе, но и далеко за его пределами. В его хозяйство возят различные делегации, на его базе проводят семинары. Портрет Николая Ивановича на районной Доске почета. А начиналось все со старенького трактора «Беларусь» и груды запасных частей, которые с большой натяжкой можно было назвать трактором Т-150. И небольшого участка паевой земли, как бывшему работнику спецхоза «Заря».

Унковский до последнего работал в спецхозе. Последнее время заместителем председателя по строительству. Но дело неизбежно шло к банкротству хозяйства. И встал вопрос, что делать?

Конечно, специалист-энергетик его уровня без работы бы не остался. Но совсем не хотелось уезжать из Новой Таволжанки. Не привлекал его и вахтовый метод работы за пределами района и тем более области. Выход был один – идти на вольные хлеба. Тем более, что немного паевой земли, как у члена коллективного хозяйства, у него был.

Сказать легко, а как сделать. С сыновьями восстановили трактор Т-150, заново его перебрав. С трудом, но засеяли свой пай. А что дальше? Ждать пока подойдет урожай? Да и хватит ли его на прокорм большой семьи. И решили идти в найм, пахать по найму чужую землю.

Николай Иванович вспоминает, как работали на полях ООО «Победа». Однажды за ночь «подняли» восемнадцать гектаров пашни. Даже генеральный директор «Победы» Юлия Яковлевна Курдубадзе, человек на похвалу скупой, заметила: у нас так не работают. А он с сыновьями пахал. В прямом и переносном смысле. Зато, когда на распродаже обанкротившегося хозяйства присмотрел подержанный «Дон», не задумываясь, потратил 120 тысяч заработанных денег на его покупку. И потом еще.

Землю брали в аренду. По мере того как появлялись деньги, покупали у людей. Сеяли, убирали, а заработанное, в основном, вкладывали в дело. Первым таким удачным вкладом было приобретение сарая в Архангельском. В нем развели свиней. Дело по тому времени прибыльное. В год получали до миллиона рублей. И снова вкладывали в технику, купили зерноток в Архангельском, потом приобрели в «Белсемена» остальные постройки бывшего участка спецхоза «Заря».

Унковский помнит, как просил кредит в банке. Не секрет, что фермер не очень желанный клиент для банков. Сельское хозяйство всегда было рискованным для вложения средств. Как он сейчас образно говорит, тогда, чтобы получить кредит, надо было от Новой Таволжанки до банка на коленях идти. И не факт, что это поможет. Но добился кредита, помогли друзья и знакомые. И четыре с половиной миллиона собрал для покупки построек, которые сейчас стали основной базой его крестьянско-фермерского хозяйства.

Рассказывать сейчас обо всем этом легко. А делать было не просто. Зарабатывали, вкладывали. Снова зарабатывали, снова вкладывали. Я говорю, «вкладывали», потому что в одиночку, по признанию Унковского, он бы все это не вытянул. Два сына–единомышленника работали, не считаясь ни со временем, ни с усталостью, ни со всевозможными препятствиями. А их было немало.

Довели они поголовье свиней до четырехсот голов. Уже думали, как дальше развивать свиноферму. Дело-то выгодное. Но… Черт принес откуда-то африканскую чуму свиней. Пришлось за год полностью свернуть свиноводство, часть поголовья забили и продали на мясо, часть выкупило государство по программе предотвращения заноса и распространения АЧС.

- Я тогда сразу понял, что рисковать здесь не стоит. Если, не дай Бог, заведется эта чума, пропадет не только поголовье, но и свинарник придется сжечь. И быстро свернул все это. Тем более, что по программе борьбы с АЧС получил за свиноматок и хряков два с половиной миллиона рублей.

А когда заявил о решении заняться молочным животноводством, ему выделили еще 410 тысяч рублей. Помогли с приобретением коров. Тут-то и пригодилась бывшая колхозная ферма на окраине села Архангельское. Пусть заброшенная, запущенная, без оборудования, но все же ферма.

Я помню ту пору. Тогда приехал к Унковскому в рамках семинара «Семейные фермы Белогорья». Коровы занимали лишь четверть коровника, три-четыре десятка их сиротливо бродили по обширному базу. Подумал тогда, зачем ему это надо? Ведь на крупном рогатом скоте тогда мало кто смог развернуться. Вложить надо было много, а отдачу получить лишь через несколько лет. Но, как оказалось, ошибся.

Николай Иванович человек обстоятельный и настойчивый. Если не сказать, упертый. Если что-то решил и наметил, идет к цели настойчиво и неуклонно. Еще тогда, на том семинаре, он обмолвился о собственном молокозаводе. Но я, признаться, пропустил его слова мимо ушей. Какой завод, с четырьмя десятками коров? Просто не знал этого человека.

Сейчас этот завод стоит рядом с его фермой, до недавних пор его мог видеть каждый проезжающий мимо хозяйства Унковского в Архангельском. До недавних пор, потому что сейчас он скрылся за забором. А в коровнике более 120 дойных коров и соответствующий шлейф. Да, после того семинара прошел не один год. Но время показало, что этот человек никогда не бросает слова на ветер. Если сказал, что сделает, так и будет.

Недавно я снова посетил хозяйство Унковского. Главу застал за беседой с молодыми людьми. Прислушавшись, уловил: речь идет о доильной установке, которую нужно установить и отладить в новом доильном зале коровника. Увидев мой вопросительный взгляд, Николай Иванович, заваривая новую чашку кофе, пояснил:

- Количество дойных коров растет, и будет расти. Старая система уже едва справляется. Нужен более современный доильный зал. Будет и быстрее, и меньше трудовых затрат.

Вместе со специалистами идем в коровник, и он на месте объясняет, что, где будет стоять, как будет идти дойка, и что конкретно надо сделать. К разговору подключается сын Андрей. Разговор еще больше углубляется в профессиональные, не совсем мне понятные дебри.

Спрашиваю, кто по специальности сын? Инженер, БГТУ имени В. Г. Шухова окончил. И второй там же учился.

- Откуда же знания технологии производства молока? – спрашиваю. - В «технологе», насколько я знаю, ничему подобному не учат. - При необходимости жизнь всему научит, – отвечает. – Я энергетик, а занимаюсь сельским хозяйством. И вроде справляюсь.

По поводу «вроде» Николай Иванович попросту скромничает. Он не просто «вроде» справляется, он на пустом месте создал вполне жизнеспособное хозяйство, причем заложил в него немалый потенциал для развития. Кстати, его молокозавод уже работает не только на его хозяйство, но и на несколько фермеров и личных подсобных хозяйств района. На базе КФК создан снабженческо-сбытовой сельскохозяйственный потребительский кооператив «Мир». Он закупает молоко у таких, как он, фермеров, и в личных подсобных хозяйствах. И перерабатывает его на своем заводе. То, что не может переработать, сдает на маслозавод. Кроме того, снабжает своих партнеров грубыми кормами, сеном, при необходимости соломой. Мы побывали на одном из полей с многолетними травами. Сено уже упакованное пресс-подборщиком лежало на поле в виде многочисленных рулонов. Приподняв один край рулона, Унковский заключил:

- Еще пару дней пусть проветрится - и в сенохранилище. Отличный корм будет.

И начал рассказывать, чем его сено примечательно, почему коровы поедают его практически без остатка.

Я слушал и видел перед собой увлеченного, любящего жизнь и свое дело человека, который берется за, казалось бы, непосильное дело, и добивается успеха, несмотря ни на какие обстоятельства».


Автор: В. Павлов, www.krasnoe-znamya.info